Марзиев И.: К вопросу о доступности образования

Мне бы хотелось вернуться к одному из вопросов нашего последнего обсуждения. Я имею в виду тезис о доступности образования, который, на мой дилетантский взгляд, мы как-то галопом проскочили и не раскрыли в полном объёме.

В ходе дискуссии, отвечая на вопрос о повышении качества образования, было высказано два полярных мнения: с одной стороны, прозвучал призыв к переходу на платное образование и с другой – утверждение о бесперспективности такого подхода и необходимости сохранить образование бесплатным. К сожалению, ни одной из сторон ввиду ограниченности во времени не удалось аргументированно изложить свою позицию.

Прежде чем высказать своё мнение на этот счёт, считаю необходимым сделать небольшое уточнение. Наша, так называемая «бесплатная» система образования, на самом деле таковой не является. В подтверждение своего утверждения приведу цитату Маргарет Тэтчер: «Нет никаких государственных денег, есть только деньги налогоплательщиков». Таким образом, мы все платим за образование наших детей, за медобслуживание, за обеспечение общественного порядка. Мы платим, но не получаем этих услуг в должном объёме. Исходя из таких нехитрых соображений, я возьму на себя наглость сделать вывод, что введение платы не решит накопившихся проблем. Мы как не требуем сейчас от государства выполнения взятых на себя обязательств, так не будем этого делать по отношению к директору школы при введении платной системы. Не будем. Потому что нет чёткой системы и отлаженного механизма, позволяющего нам эти требования реализовать. Это, во-первых. А во-вторых, потому что не приучены мы требовать положенного нам по закону. Вспомните хотя бы длинную историю со льготами многодетным семьям или же отказ в выделении земельных участков семьям при рождении третьего ребёнка.

Кроме того, у нас уже есть платная медицина, имеются случаи врачебных ошибок, допущенных в платных клиниках, но нет исков и судебных решений за некачественно оказанные услуги. Доказать врачебную ошибку очень и очень сложно. То же самое будет и с платным образованием. В случае вашего недовольства уровнем знаний своего чада, вам просто предложат перевести его в другую школу.

Ещё одна цитата в подтверждение своей мысли, почерпнутая мною у академика Жореса Алферова: «Если гражданина заставляют платить за образование и медицинское обслуживание, пенсию накапливать из собственных средств, жилье и коммунальные услуги оплачивать полностью, по рыночной цене, то зачем мне такое государство?! С какой стати я должен еще платить налоги и содержать безумную армию чиновников? Я всегда на всех уровнях говорил, что здравоохранение, образование и наука должны обеспечиваться из бюджета. Если государство сваливает эту заботу на нас самих, пусть исчезнет, нам будет гораздо легче!»

В процессе обсуждения один из гостей критически оценил советскую систему образования. Не имея возможности оппонировать ему vis a vis, всё же замечу, что действительное процентное соотношение двоечников в советских и современных школах мало изменилось. Просто в Союзе, хоть и с боем, но всё же учителя имели возможность ставить им итоговые двойки и оставлять на второй год, а сейчас у них руки связаны. Наконец, сравнивая «качество» советских двоечников и двоечников нынешних, пальма первенства, увы, не у последних. Да что там говорить, советские троечники делают успешные карьеры и возглавляют регионы, сомневаюсь, что у наших сегодняшних троечников столь же радужные перспективы. Наконец, не в пользу российской системы образования говорит возросший спрос на услуги репетиторов. А ведь это прямое следствие ухудшения качества современного образования.

Должен признать, что при сохранении нынешнего вектора развития страны, мы гарантированно придём к платной системе образования. Это прискорбный, по-моему, факт, но неизбежный. На этом пути нас ожидают две проблемы:
1. финансовая несостоятельность родителей, влекущая за собой количественный рост неграмотного населения;
2. радикальное сужение окна возможностей для малообеспеченных слоёв населения устроить своих детей в элитные образовательные учреждения.

При нашем уровне скрытой безработицы, низком уровне доходов работающего населения не каждый родитель сможет оплачивать образование своего ребёнка. А при ингушской многодетности это будет просто катастрофа. Родители будут вынуждены отправить в школу одного, наиболее способного ребёнка, остальные могут рассчитывать в лучшем случае на самообразование. То есть огромная часть ингушей отправится прямиком в группу низкоквалифицированных работников, о которой говорил Александр Идрисов.

В условиях финансирования системы образования по остаточному принципу и, как следствие, роста ее платности доходы родителей выступают главным фактором, влияющим на доступность получения образования их детьми. И раньше, и сейчас, думаю, и в случае введения платной системы будут школы-флагманы (гимназии, лицеи), средние по показателям школы и низший сектор. Соответственно, размер платы в них будет градуироваться в зависимости от ранга учебного заведения. Нетрудно догадаться, что качественное образование в школах-флагманах будет доступно узкой категории детей, одним из определяющих критериев отбора которых будет уровень благосостояния их родителей. Именно это я имею в виду под «сужением окна возможностей». Устанавливая ценз по уровню капитализации родителей, мы лишаем шанса получить качественное образование огромный пласт детей из малообеспеченных семей, в среде которых также могут оказаться таланты и гении. Хочу обратить внимание, что этот пласт очень многочисленный. Это не только семьи, стоящие на учёте в фонде «Тешам», многие ведь карабкаются сами.

Чтобы добыть грамм золота, приходится перелопатить тонны пустой породы. Бесплатная советская система образования позволила Грише Перельману, мальчику из малообеспеченной семьи инженера и учительницы перевестись из обычной школы на окраине Ленинграда в престижную физико-математическую школу. А сегодня Перельмана знает весь математический мир, это гордость страны.

На сегодняшний день у нас не выработана, как это сделано в западных странах, система поддержки учащихся через различные гранты. Картина социальной дифференциации российского общества сопоставима с малоразвитыми странами. У меня нет аналогичных статистических данных по Ингушетии, скорее всего у нас расклад несколько лучше, но сам тренд, формируемый ситуацией по стране в целом, – нисходящий.

При введении очередного побора, то бишь налога, наши депутаты любят ссылаться на зарубежный опыт. Что нам говорит этот опыт в области образования? Большинство развитых стран имеют бесплатную систему школьного образования. При этом довольно успешно функционируют и частные школы, где взимается плата за обучение. Они к этому шли не год и не два. Так зачем же мы пытаемся опуститься на уровень, который передовые страны оставили в далёком прошлом?

Качественное образование – это трамплин в будущее, а для детей из малообеспеченных семей ещё и способ повысить уровень своего материального благосостояния во взрослой жизни, и как следствие, свой социальный статус. Введение платы за образование лишает детей из низших слоёв социальных лифтов, на корню уничтожая принцип равенства возможностей.

Давайте также не будем забывать, что право на образование – это одна из свобод, наряду с такими основополагающими принципами, как право на труд, право на свободное волеизъявление и другими. Уважаемые коллеги, напомню, что за эти права много лет назад люди отдавали свои жизни. Благодаря этим людям право на образование закреплено во многих международных правовых документах. И если какой-то не в меру тучный бизнесмен (честь и хвала ему за проведённые в Грузии реформы) считает систему бесплатного образования не адекватной современным реалиям, то это просто его позиция. Не более. Я очень уважаю этого человека и великого реформатора, но не вижу смысла мультиплицировать его частное мнение на нашу ситуацию.

На мой взгляд, современная система образования, хоть и со скрипом, но работает, медленно, но верно деградируя при этом. Механический переход на платную основу, подействует как катализатор процесса саморазложения и лишь ускорит её печальный конец. Без государственного финансирования и контроля образования нам никак не обойтись. При этом нужно формировать свою систему грантов, как это сделано на Западе. Очень важно также участие в процессе родителей, как представителей конечного потребителя услуг, и профессионалов, например, в виде какой-то саморегулируемой организации. На основе квадрата, вершинами которого будут выступать вышеупомянутые акторы, и нужно формировать новую систему образования, которая, если и не решит, то снизит остроту проблемы доступности образования.

 

Ибрагим Марзиев,
член Коллегии Экспертного клуба

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *